首页 / 图书 / 小说 / 魔幻与奇幻 / 戈尔贡之眼 编号 : B18435
查看大图

戈尔贡之眼

类别 :
作者 : Борис Майнаев
原著地区 : 德国
原著语言 : 俄语
发布者 :
添加图书到我的收藏
该图书已添加到我的收藏
您的收藏夹有 0 本图书。

这是一个引人入胜的关于人类心理的著作。它内容丰富——有穿越,有轮回,还有人际交往。这是一本与我们每个人相关、写给我们每个人的书。

本书分为三部分

第一部分:家庭问题。家是爱的港湾,让我们停船靠岸;家是爱的源泉,给我们缕缕温暖;家是爱的乐园,令我们幸福永远。这一部分中包括:《电梯...》,《正中靶心》,《寄人篱下》。

第二部分:我们自身,我们的灵魂,生命的源头及心灵净化。这部分包括:《自由箴言》,《布罗姆利剧院》,《路》。

第三部分:《多莫沃》(俄罗斯民俗文化中的“家神”),《自我》,《少年与玫瑰》。 这是心灵的碰撞,有个人会像是你的一面镜子,很真实的反应你自己,但月影幻彩破灭的时候,会有点不好看。

《双面月亮》独自成章。这是一篇强大有趣、没有空洞的道德说教的侦探小说。暗杀行动层出不穷,世界各地的复仇者都来找你寻仇。从一方面看,这是一篇非常有意思、令人痴迷的关于寻找真凶的小说,但从另一方面看,是我们试图弄清楚真实与虚幻的界限到底在哪里?

本书形式上是一本集合,但实际上所有的小说又是相关联的,因为它们被作者有意识巧妙地编织在同一张生活的大网上。故事情节环环深入,紧紧抓住你的眼球,激起无限阅读兴趣,让你一读起来就不舍放下!

这本书适合所有年龄段、各社会阶层的广大读者。书中毫无赘述,因为作者通过简明扼要、通俗易懂语言风格让故事主人公带着你尽情畅游在书中营造的世界。而当你依依不舍不得不合上书本与书中风趣独特的人物分别的时候,他们仍会在你脑中萦绕,久久不肯散去。

原文节选 :

ДВА ЛИЦА ЛУНЫ

Каждый вечер я бреюсь. Тщательно намыливаю щеки, осторожно веду лезвием по твердой щетине. Вот и сегодня – жена возится с детьми, а я сижу у трюмо. В зеркале отражается лицо тридцатилетнего преуспевающего адвоката Боба Гарвея. Блестящие глаза, твердо очерченный подбородок, пухлые губы – вселяет уверенность в моих клиентов. Ровные крепкие зубы говорят об отменном здоровье. Люди видят, что имеют дело с человеком, способным вести процесс даже длинной в сто лет. Приятно, черт побери, когда такой юрист берет на себя заботу о твоих делах. Надо сказать, что это вечернее занятие успокивает меня и служит своего рода аутотренингом. Вот и сегодня – плотная пена делает кожу эластичной, остро отточенное лезвие с легким шелестом скользит по щеке... Хорошо.

В зеркале отражается матовый шар настольной лампы, я скашиваю на него глаза, возвращаю назад и вздрагиваю. Вместо моих намыленных щек передо мной появляется незнакомая квадратная физиономия с прищуренными серыми глазами и аккуратной золотистой бородкой. Ужас сковывает рот, я протягиваю руку и удараюсь пальцами об стекло. Мутная волна бежит перед глазами, и я снова вижу себя в зеркале. Выпученные от страха глаза, крупные капли пота на лбу. Оглядываюсь, в комнате никого нет. Из-за двери слышен голос жены. Она что-то рассказывает ребятишкам. Снова поворачиваюсь к трюмо и опять вижу себя.

« Боже мой, что это было? Видение, галлюцинация, а, может, я заснул на мгновение»?!

Тишина комнаты вместо того, чтобы успокаивать, начала давить на меня. Появилось странное ощущение, что я тут не один. С трудом заставляю себя добриться и, чувствуя желание побежать, выхожу из комнаты. Подносик с бритвенными принадлежностями дрожит в моих руках. Ледяной душ в ванной приводит меня в чувство, теперь становится смешно.

« Как мало надо человеку, чтобы выйти из равновесия, испугаться»,- думаю я и ловлю себя на том, что впервые говорю не о себе, а о ком-то постороннем. Такие вещи на меня не похожи. Пускаю горячую воду, потом снова холодную, вытираюсь и иду в зал. Дженни сидит на полу, Дик лежит рядом, а Бекки устроилась на коленях матери.

- Папка моклый,- пищит дочь, и я отбрасываю последние страхи.

Опустилась ночь. В спальне заснули ребятишки. Дженни перестала ворочаться в кровати, выражая тем самым свое недовольство. Боб Гарвей посмотрел на часы и с сожалением отложил в сторону бумаги. Завтра он начинал интересный процесс, и ему казалось, что просчитанны не все варианты предстоящей схватки. Но надо было ложиться – стрелки сошлись на двух часах ночи. Он подошел к жене, поправил подушку и осторожно лег рядом

... Какой-то шорох заставил меня открыть глаза. В спальне Николь горел свет.

« Опять читает свои дурацкие детективы, всыплю сейчас, сразу образумится. Сейчас главное не разбудить Харри. Не то она тут же начнет воспитывать дочь, а это уже бессонная ночь».

Я осторожно подвинулся к краю кровати и сел, нашаривая ногой ночные туфли. В гостиной послышались осторожные шаги. Сердце гулко ударило в грудь. Липкий страх перехватил горло. Осторожно, стараясь не шуметь, я потянулся к тумбочке, где держал пистолет. Дверь резко распахнулась. На пороге, в свете, падавшем из комнаты дочери, появился Макс Бэрдон. Тот самый Черный Макс, которого я месяца назад упрятал в тюрьму на пятнадцать лет.

- Не двигайся, пристрелю,- он держал в руках автомат.- Ты, наверное, решил, что уже никогда не увидишь меня, судья? – Бандит скалился в кривой усмешке.- Но я тебя предупреждал, что неприменно рассчитаюсь.

- Не делай глупостей, Макс. Тебя все равно поймают и уж тогда точно посадят на электрический стул.- Мы оба говорили шепотом. Тут я нащупал туфли.

- Позволь мне встать, не будем никого пугать, пойдем в кабинет и обо всем поговорим.

- От чего же в кабинет,- он опять усмехнулся.- Мне приятно видеть голые бедра твоей жены.

Я повернулся к Харри и укрыл ее покрывалом.

- Чего ты хочешь, Макс?

- Твоей крови.

- Зачем? Ты ведь не убийца, а торговец живым товаром.

- Если бы ты, судья, этот месяц провел рядом со мной в камере с этим сбродом, то ты тоже стал бы убийцей,- он повысил голос.

В комнате Николь скрипнула кровать.

- Николь, не выходи! – крикнул, а может быть, прошептал я.

Макс поднял автомат.

- Не трожь ребенка, убей меня, но не трожь!..

Автомат задрожал, раздался страшный грохот, сильный удар опрокинул меня. Последнее, что я увидел – тонкая фигура Николь в ночной рубашке. Ствол дернулся в ее сторону, и все погрузилось в темноту...

- Боб, Боб, боже мой, что с тобой?!

Я открыл глаза. Незнакомая женщина в прозрачном пеньюаре трясла меня за плечи. От неожиданности я отшатнулся и тут же пришел в себя.

- Дженни, я видел какой-то кошмар, но ничего не помню.

- Милый,- она положила ладонь на мой мокрый лоб. Потом встала, налила бокал воды и подала мне.

- Попей, успокойся.

Вода была холодной и чуть сладковатой на вкус.

« Я ведь пью кислую,- мелькнуло в голове, потом пришло сомнение.- Нет, я-то как раз люблю подслащенный напиток, но кто тогда любит кислый? И почему я так подумал? Чертовщина какая-то ».

Дженни смотрела на меня с жалостью и интересом.

Знаешь, милый, больше всего меня напугал твой голос. Он был совсем чужим. И, когда ты открыл глаза, мне снова показалось, что это не ты, а кто-то другой.

- Кто? – я чувствовал страшную усталость.

- Я, конечно, понимаю, что это все из-за освещения, но в первый момент мне показалось, что у тебя серые глаза.

- Они могли посветлеть от страха,- я снова попытался вспомнить сон, но ничего, кроме липкого ужаса, в душе не было. Часы показывали начало пятого.

- Давай спать,- Дженни обняла меня,- спи, родной, я буду охранять твой сон, спи.

День прошел нормально. Процесс я выиграл. Мои поклонницы говорили, что моя бледность положительно повлияла на присяжных. Весь вечер мы провели с ребятишками за игровым столом. Я выиграл больше всех. Бекки проиграла все свои золотые фишки и улеглась спать в слезах. Мы с Джени выпили немного коньяка, по случаю успешного дела, и тоже пораньше легли в кровать.

... Играла музыка. Густые, тяжелые звуки каплями падали из медных труб. Где-то рядом и, в то же время, в стороне гудели десятки голосов. Люди были в доме и вокруг него. Вчера, нет сегодня ночью, в меня стрелял Черный Макс, но, боже мой, что же было дальше? Я с трудом открыл глаза. Все тонуло в густом тумане. К тому же у меня появилось какое-то многомерное зрение. Я одновременно видел гостиную, внутренний двор и улицу перед коттеджем. Везде стояли люди. Женщины были в черных платьях, на рукавах мужских пиджаков чернели траурные повязки.

« Господи,- я почему-то испугался,- кого они хоронят в моем доме»? И тут я увидел гробы. Три огромных обитых бархатом гроба стояли в зале. В страхе я заглянул в крайний.

Николь! Я припал к ее груди и ничего не услышал, подышал в запекшиеся губы. Милая моя, доченька, свет мой, открой глаза. Слышишь, это я, твой папка. Она не двигалась. Рядом стояла моя сестра. Она смотрела прямо на меня.

- Лизи,- я протянул к ней руки. Она даже не пошевелилась. Я смотрел ей прямо в лицо. Провалившиеся глаза, черные круги и до крови прокушенная губа.

- Лизи! – она не видела меня.

« Господи, что это?!»

Я, дрожа от ужаса, кинулся ко второму гробу.

- Харри,- синяк закрывал половину ее лица, левая бровь была рассечена и чуть-чуть закрашена гримом. Только тут я понял, что не вижу своих рук и не чувствую тела. Что это? Последним видением той ночи был черный ствол автомата, дернувшийся в сторону двери Николь. И вот она... Теперь я решил заглянуть в третий гроб.

Там лежал я!

Я не упал в обморок, не завыл и не забился в истерике. Я был в гробу и рядом с ним. Непонятная заторможенность сковывала меня. Нет, не руки и ноги, их не было – мысль перестала двигаться в голове. То есть головы, как таковой, я не чувствовал, но где-то же мой разум жил? Он был жив, а я лежал в гробу. Я приблизился к своему лицу, бледневшему на черной подушке. Оно было искажено болью и бессильной яростью. Мне показалось, что я, то есть он, все еще дико, с ужасом кричал:

- Николь!

- Я перетряс весь дом,- до меня донесся знакомый голос,- но кроме стреляных гилз от автомата «Узи» ничего не нашел.

Говорил инспектор Мильс. Рядом стоял комиссар Губерт.

......
( )作家 ( 德国 ) 正在洽谈本图书 2014/06/06
出版社 ( 中国 )作家 ( 德国 ) 正在洽谈本图书 2013/06/13
其它相关图书版权 :
请登录

电子邮箱 :

密码 :

免费注册新帐户

忘记密码?